предыдущая главасодержаниеследующая глава

Юрий Николаевич Рерих (А. Н. Зелинский)

Имя Юрия Николаевича Рериха принадлежит к числу крупнейших имен в истории русского востоковедения XX столетия.

Ю. Н. Рерих родился 16 (29) августа 1902 года в Новгородской губернии близ села Окуловки. Детские и отроческие годы будущего ученого прошли в Петербурге в атмосфере семьи, где интерес к духовной культуре Востока был очень велик.

Уже с гимназических лет (Ю. Н. Рерих учился в известной петербургской гимназии Мая) древние культуры Египта и Вавилонии захватили воображение подростка. В его начальном увлечении Востоком большую роль сыграли, конечно, занятия с выдающимся русским египтологом академиком Б. А. Тураевым, память которого он глубоко чтил, посвятив ему одну из своих первых научных статей1. Интересы юноши, постепенно расширяясь, переходят от Ближнего Востока к отдаленным районам Азии. Вскоре он начинает изучать монгольский язык и литературу с известным монголистом А. Д. Рудневым, и с той поры Центральная Азия все больше и больше начинает приковывать к себе его внимание.

1 (См.: G. N. Roerch. Un grand orientaliste: Boris Touraev. - "La vie des peuples", N 44, Paris, 1922

A. H. Зелинский. Экспедиция Н. К. Рериха в Центральную Азию. - "Природа", 1974, № 10)

Следует отметить, что рубеж XIX - XX веков вообще ознаменовался глубоким интересом к Востоку в определенных кругах образованного русского общества того времени. После почти двухвекового контакта России с Европой, начавшегося в эпоху Петра Великого, этот интерес русской интеллигенции к Востоку был далеко не случаен. Достаточно вспомнить знаменательные слова Достоевского: "Да, если и есть один из важнейших корней, который надо бы у нас оздоровить, так это именно взгляд наш на Азию..."1.

1 (Ф. М. Достоевский. Геок-Тепе. Что такое для нас Азия? - Полное собрание сочинений. Т. 21. СПб., 1896, с. 514.)

Конечно, глубокий интерес всей семьи Рерихов к Востоку во многом предопределил путь начинающего ученого. Проблемы Великого переселения народов, загадки рождения и гибели кочевых империй, тайны древних курганов и могильников Великой Евразийской степи - все это с юношеских лет глубоко запало в сознание будущего востоковеда, непрестанно питая его творческое воображение.

С конца 1916 года семья Рерихов жила в Финляндии, откуда переехала в Англию, где в 1919 году семнадцатилетним юношей Ю. Н. Рерих поступил на индоиранское отделение Школы восточных языков при Лондонском университете, где начал заниматься персидским языком и санскритом у профессора Денисова Росса. К этому времени он уже хорошо знал греческий и латынь и свободно владел многими европейскими языками. Свои занятия Ю. Н. Рерих продолжал в Америке, в Гарвардском университете, где углублял свои знания по санскриту у профессора Ч. Л. Ланмана, который уже тогда сразу оценил его необыкновенные дарования. В это же время Ю. Н. Рерих начинает изучать пали и китайский язык. В 1922 году, закончив Гарвардский университет со степенью бакалавра по отделению индийской филологии, Ю. Н. Рерих завершает свое образование в Школе восточных языков при Парижском университете - крупнейшем центре европейского востоковедения. Здесь он серьезно занимается тибетским языком под руководством профессора Ж. Бако, а также продолжает занятия санскритом, монгольским, китайским и иранскими языками. Учителями Ю. Н. Рериха были такие выдающиеся ученые, как П. Пеллио, С. Леви, А. Мейе, А. Масперо, В. Ф. Минорский. С профессором В. Ф. Минорским у Ю. Н. Рериха вскоре установились самые тесные научные контакты и дружеские взаимоотношения, продолжавшиеся на протяжении всей его жизни. В 1923 году Ю. Н. Рерих блестяще заканчивает Парижский университет и удостаивается степени магистра индийской филологии.

Рис. 57. Произведение С. Н. Рериха: Николай Константинович Рерих. 1937. Музей имени Н. К. Рериха в Нью-Йорке
Рис. 57. Произведение С. Н. Рериха: Николай Константинович Рерих. 1937. Музей имени Н. К. Рериха в Нью-Йорке

Как ученый-исследователь с необычайно широким кругозором Юрий Николаевич Рерих сформировался во время замечательной Центрально-азиатской экспедиции его отца академика Н. К. Рериха, которому осенью 1923 года удается осуществить свою многолетнюю мечту. Годы учения сразу остаются позади, и перед Ю. Н. Рерихом раскрывается необозримое поле для приложения накопленных знаний, позволивших ему уже с двадцати одного года начать самостоятельную научно-исследовательскую работу.

Эта работа началась в Восточных Гималаях, в княжестве Сикким, одном из древних центров буддийской культуры. Здесь, по преданию, жил Падма Самбава, основатель красношапочной секты, и проходил на Тибет Атиша, принесший из Индии учение Калачакры. Базируясь в Дарджилинге, экспедиция Н. К. Рериха проработала в Сиккиме с конца 1923 года до весны 1925 года. Результатом работ экспедиции явилась богатейшая коллекция тибетских писаных образов, подробный анализ которой был дан Ю. Н. Рерихом в его первой большой научной работе "Тибетская живопись"1, где дается детальный разбор тибетской буддийской иконографии в историческом аспекте и определяется роль и значение тибетского буддийского искусства. Во время работы в Сиккиме молодой ученый впервые смог применить на практике свои знания тибетского языка и войти в контакт с местными учеными-тибетцами.

1 (G. N. Roerich. Tibetan Painting. Paris, 1925.)

В начале осени 1925 года экспедиция Н. К. Рериха двинулась из Кашмира через Каракорумский хребет в Синьцзян по одной из самых высоких караванных дорог мира. "В течение пяти лет экспедиция Н. К. Рериха, в которой мне пришлось участвовать, - писал Юрий Николаевич, - прошла громадный путь из Индии па север до Алтая и снова на юг в Индию через нагорье Тибета"1.

1 (Ю. Н. Рерих. Экспедиция академика Н. К. Рериха в Центральную Азию. - "Вопросы географии", сб. 50. М., 1960, с. 257; см. также: А. Н. Зелинский. Экспедиция Н. К. Рериха в Центральную Азию. - "Природа", 1974, № 10)

Научные результаты экспедиции, содержащие ценнейшие географические, этнографические, археологические и лингвистические наблюдения в почти совершенно неизученных областях Азии, легли в основу монографии Ю. Н. Рериха "Пути к сердцу Азии"1, которая сразу поставила молодого автора в ряд крупнейших ученых. В этой книге Юрий Николаевич предстает перед нами как достойный продолжатель славных традиций Пржевальского, Роборовского, Потанина и Козлова. Точное географическое описание ландшафта перемежается в книге с историческими экскурсами в далекое прошлое оазисов Тарима, степей Монголии и нагорьев Тибета. Много страниц в этом труде уделил автор кочевникам Северного Тибета, сохранившим в своей культуре традиции далекого прошлого кочевников Евразии.

1 (G. N. Roerich. Trails to Inmost Asia. London, 1931)

Во всех трудностях и испытаниях этого долгого пути, который по праву может быть назван научным подвигом семьи Рерихов, Ю. Н. Рерих был незаменимым помощником своего отца. Помимо большой научно-исследовательской работы, на нем лежала почти вся организационно-административная часть этой экспедиции, которая, несмотря на все трудности и лишения, в мае 1929 года достигла Индии.

Экспедиция позволила Ю. Н. Рериху ближе узнать живой тибетский язык и его диалекты, побывать в простых юртах кочевников, где живы предания о Гэсэре, и в недоступных горных монастырях Южного Тибета - настоящих музеях древнеиндийского, непальского и тибетского искусства. С этой поры тема Тибета в историческом аспекте Центральной Азии становится лейтмотивом, проходящим через все многообразие научных интересов ученого. Особое значение Ю. Н. Рерих придавал изучению кочевого Тибета, являющегося до сих пор хранителем и носителем совершенно своеобразной формы звериного стиля, родственного в древности всему скифскому миру от южнорусских до центральноазиатских степей. Свои открытия в этой области, сделанные им во время экспедиции, Ю. Н. Рерих обобщил в своей классической работе "Звериный стиль среди кочевников Северного Тибета", ставшей теперь библиографической редкостью.

Рис. 58. Произведение С. Н. Рериха: Девика Рани Рерих. Холст, темпера. 1951. Бангалор, собрание С. Н. Рериха
Рис. 58. Произведение С. Н. Рериха: Девика Рани Рерих. Холст, темпера. 1951. Бангалор, собрание С. Н. Рериха

"Великие кочевые империи, колоссальные по замыслу и занимаемому географическому пространству, - писал он в этой работе, - остаются и поныне почти неисследованными... Единственными вещественными памятниками этих народных сдвигов являются многочисленные группы курганов или могильников, разбросанных на всем протяжении русско-азиатских степей, этой несравненной колыбели кочевого быта"1. Именно просторы этих степей, протянувшихся почти сплошной полосой от Карпат на западе до Большого Хингана на востоке, на протяжении многих веков служили жизненной основой и ареалом кочевых культур скифов, хуннов, тюрок и монголов. Эти сменявшие друг друга кочевые культуры Ю. Н. Рерих рассматривал как предмет специальной отрасли востоковедения - номадистики (то есть науки о кочевниках).

1 (Ю. Н. Рерих. Звериный стиль у кочевников Северного Тибета. Прага, 1930, с. 3.)

Решающее значение эти взгляды ученого имеют для изучения истории и культуры народов Центральной Азии, так как до недавнего времени их кочевое прошлое нередко рассматривалось только в связи или в зависимости от истории соседнего Китая. Плодотворная позиция Рериха-востоковеда в данном вопросе характерна именно для передовых представителей отечественной науки. И это закономерно, ибо в силу своего географического положения и исторической преемственности Россия занимала и занимает ведущую роль в изучении Центральной Азии.

В конце 1928 года семья Рерихов, как известно, обосновывается в долине Кулу (Западные Гималаи), лежащей на границе Тибета и индийского мира. Богатая археологическими памятниками и развалинами древних буддийских храмов, долина Кулу овеяна легендами и воспоминаниями о древнейших представителях индийской мысли. Здесь, по преданию, была написана "Атхарваведа" и жил Вьяса, легендарный слагатель "Махабхараты". Именно здесь был основан Н. К. Рерихом в 1929 году как наиболее важный результат экспедиции Институт гималайских исследований (Himalayen Research Institute), который стал своего рода выдвинутой в горы комплексной экспедицией. На протяжении двенадцати лет, с 1930 по 1942 год, когда события второй мировой войны временно прервали деятельность этого научного центра, бессменным директором и душой института был Ю. Н. Рерих, который в следующих словах охарактеризовал деятельность этого единственного в своем роде научного учреждения: "Институт гималайских исследований состоял из двух отделений - ботанического и этнолого-лингвистического, которое также занималось изучением и разведкой археологических памятников... Не остался институт чужд и проблемам изучения космических лучей в высокогорных условиях... Была собрана и богатая коллекция тибетской фармакопеи, причем в этих многолетних работах приняли деятельное участие тибетские ламы-лекари"1.

1 (Ю. Н. Рерих. Листки воспоминаний. - В кн.: "Приключения в горах", кн. 1. М., 1962, с. 58.)

Научные интересы Ю. Н. Рериха в этот период необычайно широки. В 1931 году он пишет статью "Проблемы Тибетской археологии"1, где впервые четко определены задачи археологии Тибета, дана периодизация археологических памятников и намечены новые объекты для исследования. В это же время Ю. Н. Рерих пишет статью "Изучение Калачакры"2, этого сложнейшего и до сих пор малоизученного трактата буддийской философской мысли X - XI веков. В 1933 году выходит его статья "Тибетский диалект Лахула"3, посвященная дотоле совершенно неизученному языку маленького тибетского княжества в Западных Гималаях. Последние три работы Ю. Н. Рериха, как и ряд других, были запечатлены в периодических изданиях Института гималайских исследований.

1 (G. N. Roerich. Problems of Tibetan Archeology. - "Journal of Urusvati Himalayen Research Institute of Roerich Museum", vol. 1. New York, 1931.)

2 (G. N. Roerich. Studies in the Kalacahra. - "Journal of Urusvati Himalayen Research Institute of Roerich Museum", vol. 2. New York, 1932.

См. также: Ю. Н. Рерих. Избранные труды. М., 1967. О хронологическом аспекте системы Калачакры см.: А. Н. Зелинский. "Колесо Времени" в циклической хронологии Азии. - "Народы Азии и Африки", № 2. М., 1975.)

3 (G. N. Roerich. The Tibetan dialect of Lahul. - "Journal of Urusvati Himalayen Research Institute of Roerich Museum", vol. 3. New York, 1933)

В 1934 - 1935 годах Николай Константинович Рерих вместе с Юрием Николаевичем после поездки в Европу и Америку совершают экспедицию в Манчжурию, Западный Китай, Внутреннюю Монголию и посещают Японию. Вне поля зрения Ю. Н. Рериха не остались и страны Южной Азии. Он побывал на Цейлоне и в Бирме, изучая на месте своеобразные формы самобытной культуры южного буддизма.

Рис. 59. Произведение С. Н. Рериха: Елена Ивановна Рерих. 1937. Музей имени Н. К. Рериха в Нью-Йорке
Рис. 59. Произведение С. Н. Рериха: Елена Ивановна Рерих. 1937. Музей имени Н. К. Рериха в Нью-Йорке

Широкое знакомство с культурами разных стран и пародов Азии чрезвычайно расширяло кругозор ученого, способствуя энциклопедизму его знаний. Для ученого особенно характерным было глубокое проникновение во внутренний строй изучаемых им народов, а ключом к такому проникновению было редкое знание им восточных языков. Он свободно владел несколькими наречиями тибетского языка, прекрасно говорил на монгольском и хинди, был знатоком санскрита и пали, а также неплохо знал китайский и персидский языки.

Работая постоянно в Западных Гималаях, Ю. Н. Рерих тем не менее поддерживал живой научный контакт с такими крупнейшими востоковедами, как В. М. Алексеев, Б. Я. Владимирцов, Ф. И. Щербатской, В. В. Голубев, Г. В. Вернадский, В. Ф. Минорский, Жозеф Хакэн, Аурель Стейн, Джузеппе Туччи и многими другими представителями русской и зарубежной науки.

Самое значительное научное достижение Ю. Н. Рериха в этот период, принесшее ему мировую славу, - "Голубые анналы"1. Это перевод и комментарий одного из наиболее важных сочинений по истории Тибета, его создал в 1476 - 1478 годах тибетский историк Го-ло-цава Шон-ну-пал. "Голубые анналы" ознаменовали эпоху в тибетологии и продолжают быть одним из фундаментов в изучении истории и культуры Тибета. В этом труде Ю. Н. Рерих впервые пролил свет на сложные и запутанные вопросы истории и хронологии Тибета VII - IX веков.

1 (G. N. Roerich. The Blue Annals, part 1, 1949; part 2, 1953. Calcutta.)

Вообще Тибет в представлении Ю. Н. Рериха - не изолированный горный район в центре Азии, а место, где надо искать ключи от целого ряда сложных исторических явлений сопредельных стран, часть древней кочевой культуры, давшей эпос о Гэсэре - эту "Илиаду" Центральной Азии. В связи с этим следует отметить, что Ю. Н. Рериху во время одной из его поездок в Восточный Тибет удалось достать там уникальный экземпляр тибетской версии "Гэсэриады", обработанной и изданной Р. Стейном1. Насколько тема Гэсэра увлекала Ю. Н. Рериха, можно судить по тому, что еще в 1942 году он пишет работу "Сказание о царе Гэсэре из страны Линг"2, где, обобщая все известные данные о Гэсэре, приходит к выводу, что по стилистическим и языковым особенностям этот эпос относится к VI - VII векам н. э., а его истоки, возможно, к еще более раннему времени.

1 (R. Stein. L'Epopee Tibetaine de Geser dans la version lamalque de Ling. Paris, 1956.)

2 (G. N. Roerich. The Epic of King Kesar of Ling. - "Journal of the Royal Asiatic Society of Bengal", N 2. Calcutta, 1942.

См. также: Ю. Н. Рерих. Избранные труды. М., 1967.)

Интересно отметить, что в теме Гэсэра мы сталкиваемся на почве Центральной Азии со своеобразными эсхатологическими представлениями (то есть с идеями о "конце света", столь распространенными па Западе в начале пашей эры. Древность этой эсхатологии очевидна, а поскольку евразийская степь с незапамятных времен тесно связывала Восток и Запад, то вопрос о взаимных влияниях может быть поставлен на твердую почву. В связи с этим Ю. Н. Рерих даже считал возможным связывать этимологию слова Гэсэр с римским титулом Caesar (Кесарь), который мог быть заимствован тибетскими племенами северозападного Тибета из Хотана. где эллинистическоримские влияния прослеживаются с первых веков нашей эры1. Еще Г. Н. Потанин, говоря об эпохе Великого переселения народов, справедливо отмечал, что "от Корсуня в Крыму до Эрдени-цзу на Орхоне господствовали общие культы и жили одни и те же легенды"2. Эти мысли об единстве кочевого мира евразийских степей были, как известно, развиты Ю. Н. Рерихом в ряде его трудов, касающихся кочевниковедения. Они продумывались не только в тиши кабинета, но и в походной палатке и в юрте кочевника. Эти мысли были результатом не только всестороннего научного анализа, но и личного соприкосновения с миром кочевой культуры. Вот почему они имеют для нас особую ценность.

1 (Ю. Н. Рерих. Избранные труды, с. 215.)

2 (См.: Г. Н. Потанин. Тангуто-тибетская окраина Китая и Центральная Монголия, т. 2. СПб., 1893, с. 9.)

В начале 1948 года, вскоре после кончины своего отца, Юрий Николаевич покидает долину Кулу, где прошло почти двадцать лет жизни и напряженных творческих исканий в кругу семьи, научные и духовные интересы которой тесно переплетались с его собственными интересами и устремлениями.

Рис. 60. Произведение С. Н. Рериха: Пандит Джавахарлал Неру. 1942. Холст, темпера. Бангалор, собрание С. Н. Рериха
Рис. 60. Произведение С. Н. Рериха: Пандит Джавахарлал Неру. 1942. Холст, темпера. Бангалор, собрание С. Н. Рериха

Около десяти последних лет своего пребывания в Индии (с 1949 по 1957 г.) Ю. Н. Рерих проводит в Восточных Гималаях - там, где за четверть века до этого были сделаны первые шаги его самостоятельной научной деятельности. Здесь, в Калимпонге, на границе с Сиккимом, вблизи высочайших вершин Гималаев - Джомолунгмы (Эверест) и Канченджунги, столь ярко запечатленных на полотнах Николая и Святослава Рерихов, он снова продолжает свою неутомимую творческую деятельность, совершенствуя свои знания в освоении и изучении многочисленных наречий Тибета. Поразительное знание Тибета и его наречий делало Ю. Н. Рериха уникальным и непревзойденным "живым носителем языка" и позволяло ему с легкостью преодолевать все лингвистические преграды, начиная с непосредственного общения и кончая пониманием сложнейших буддийских философских трактатов древности.

В этот период из-под пера ученого продолжает выходить множество работ, в частности "Амдосское наречие"1, исследование до сих пор почти совершенно неизвестного науке амдосского диалекта с приложением в текстах впервые опубликованных в переведенных Ю. Н. Рерихом фрагментов из "Гэсэриады", представляющих большую научную ценность. В это же время он завершает перевод историко-географического памятника "Жизнь Дхармасвамы"2, тибетского пилигрима, посетившего в XV веке Индию. Это сочинение имеет большое значение для изучения буддизма в средневековой Индии.

1 (G. N. Roerich. Le Parler de 1'Amdo. Etude d'un dialecte archai'que du Tibet. Roma, 1958.)

2 G. N. Roerich. Biography of Dharmasvamin (Chag lo tsa-ba Chos-rje dpal) Patha 1959.

За свои выдающиеся заслуги в области изучения языка, литературы, истории, археологии и этнографии Центральной и Южной Азии Ю. Н. Рерих был избран членом Королевского Азиатского общества в Лондоне, Азиатского общества в Бенгалии, Парижского географического общества, американского Археологического и Этнографического обществ и многих других.

Около тридцати лет прожил Юрий Николаевич в Индии, но все эти годы он, как и его отец, продолжал оставаться патриотом своей отчизны и с честью пронес через Центральную и Южную Азию знамя русской культуры. За все годы пребывания за границей он так и не принял иностранного подданства. Когда летом 1941 года Германия вероломно напала на Советский Союз, он немедленно дал в Лондон телеграмму послу СССР И. М. Майскому с просьбой зачислить его добровольцем в ряды Красной Армии.

Осенью 1957 году свершилась, наконец, заветная мечта Юрия Николаевича - он возвратился на Родину. За два с половиной года напряженной работы в Институте востоковедения АН СССР (ныне Институт народов Азии) он успел сделать существенный вклад в отечественное востоковедение, оживив многие его отрасли. Ю. Н. Рерих руководил всеми тибетологическими работами в нашей стране, возглавлял сектор истории религии и философии Индии в названном институте, был одним из главных инициаторов возобновления работы по переводу древних философских и литературных памятников Востока и активным членом редколлегии "Bibliotheca Buddhica", а также впервые в нашей стране начал преподавание ведийского языка. Под его редакцией и при его ближайшем участии была издана "Дхаммапада"1 - сборник изречений, приписываемых Будде, где наиболее сжато изложены основные морально-этические принципы раннего буддизма. Уже в Москве Ю. Н. Рерих работал над завершением большого труда своей жизни - тибетско-санскристско-русско-английского словаря объемом около 100 авторских листов, появление которого в печати ожидается тибетологами всего мира. Вышедшая посмертно книга Ю. Н. Рериха "Тибетский язык"2 появилась 120 лет спустя после "Грамматики тибетского языка" академика Я. Шмидта и почти полвека спустя после "Пособия по изучению тибетского языка" профессора Г. Ж. Цыбикова и стала, таким образом, третьей работой на русском языке, посвященной языку Тибета. Статья Ю. Н. Рериха "Основные проблемы тибетского языкознания"3 впервые дает науке лингвистическую карту Тибета, отражающую историческое развитие языка с VI века н. э., а также ставит перед тибетологами проблему создания нового литературного тибетского языка с максимальным приближением к разговорной речи.

1 (Дхаммапада. Перевод с пали и комментарии В. Н. Топорова. - "Bibliotheca Buddica", XXXI. М., 1960.)

2 (Ю. Н. Рерих. Тибетский язык. М., 1960.)

3 (Ю. Н. Рерих. Основные проблемы тибетского языкознания. - "Советское востоковедение, № 4. М., 1958.)

За короткий срок своей работы в Москве Ю. Н. Рерих опубликовал и подготовил к печати большое количество статей, многие из которых посвящены одной из его любимых тем - культурно-историческим связям народов Азии. Его статья "Монголо-тибетские отношения в XII - XIV вв." ставит вопрос о необходимости "отрешиться от некоторых представлений о примитивности монгольского племенного уклада конца XII в." и раскрывает сложную роль буддийских монастырей в культурно-политической жизни Тибета и его взаимоотношениях с монголами1.

1 (См.: Ю. Н. Рерих. Монголо-тибетские отношения в XII - XIV вв. - В кн.: "Филология и история монгольских народов. (Памяти академика Б. Я. Владимирцова)". М., 1958.)

Широта научных интересов ученого хорошо видна из названий некоторых статей, написанных им в последние годы жизни1.

1 (Библиографию основных трудов Ю. Н. Рериха см.: "Народы Азии и Африки", № 4. М., 1962, с. 249 - 252.)

Особо следует отметить многолетний труд Ю. Н. Рериха "История Средней Азии", над которым он работал еще в Индии и который намечал завершить на Родине. Этот труд дает обзор политической и культурной истории Средней Азии с древнейших времен до появления на исторической арене Тимура, когда в 1370 году он заложил основы последней великой среднеазиатской империи. Надо подчеркнуть, что под термином "Средняя Азия" Ю. Н. Рерих понимал совокупность обширных областей, простирающихся от Кавказа на западе до Большого Хингана на востоке и от Гималаев на юге до Алтая на севере. Эта работа - единственное в своем роде исследование в культурно-историческом плане, обнимающее в большой перспективе судьбы важнейших государственных и культурных образований Евразии. Особенного интереса заслуживают главы, посвященные эпохе Великого переселения народов, истории монголов и в особенности Тибета.

Рис. 61. Произведение С. Н. Рериха: Канчепджунга. Холст, темпера. 1954. Бангалор, собрание С. Н. Рериха
Рис. 61. Произведение С. Н. Рериха: Канчепджунга. Холст, темпера. 1954. Бангалор, собрание С. Н. Рериха

Большое внимание уделил Ю. Н. Рерих в этом труде и кушанам (I - IV вв. н. э.), этому загадочному полукочевому народу, сумевшему создать на развалинах Греко-Бактрийского царства обширную империю, соперничавшую по блеску с Римом, преградившую путь экспансии Ханьского Китая на Запад и ставшую родиной греко-буддийского искусства и махаянистического буддизма, завоевавшего впоследствии почти всю Центральную и Восточную Азию1. Ю. Н. Рерих был также одним из инициаторов предложения о создании международной комиссии из археологов и востоковедов Советского Союза, Индии и Афганистана для всестороннего изучения кушанской проблемы и проведения совместных археологических раскопок на местах.

1 (См.: А. Н. Зелинский. Кушаны и нахаяна. Центральная Азия в кушанскую эпоху, т. 2. М., 1975.)

Одной из излюбленных тем Ю. Н. Рериха была проблема культурных связей между Индией и Россией. Этой теме он не изменял на протяжении всей своей жизни, и среди его исследований, посвященных этой проблеме, есть статьи, относящиеся к самым последним годам его творчества. Еще в 1945 году Ю. Н. Рерих опубликовал работу "Индология в России"1, где впервые дал краткий очерк истории развития научной мысли России в сфере индианистики с кратким жизнеописанием всех ее ведущих представителей.

1 (G. N. Roerich. Indology in Russia. - "Journal of The Greater India Society", vol. XII, 1944, N 2, p. 69 - 98)

Выступления Юрия Николаевича в Москве и Ленинграде об экспедициях Н. К. Рериха, его жизни и творчестве проходили всегда перед переполненными аудиториями и находили широчайший отклик. Юрий Николаевич принимал самое деятельное участие в организациях Союза обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами, и прежде всего в Советско-индийском и Советско-цейлонском обществах. Он был деятельным членом Всесоюзного географического общества.

Ю. Н. Рерих не принадлежал к числу ученых, которые замыкаются в кабинетной науке. Помимо выставок своего отца, на которых он регулярно присутствовал, давая глубокие пояснения всем интересующимся, его можно было встретить и на симфоническом концерте в Московской Консерватории и во МХАТе. С большой любовью Юрий Николаевич относился к русской старине. Весною 1959 года автору настоящих строк довелось побывать с ним на родине Александра Невского - в Переславле-Залесском, где он заинтересовался ведением реставрационных работ в этом одном из уникальных городов древней Ростово-Суздальской земли.

Рис. 62. Произведение С. Н. Рериха: Вечная жизнь. Холст, темпера. 1954. Бангалор, собрание С. Н. Рериха
Рис. 62. Произведение С. Н. Рериха: Вечная жизнь. Холст, темпера. 1954. Бангалор, собрание С. Н. Рериха

Много мог еще дать Родине и науке этот выдающийся ученый и человек, но внезапная смерть остановила его сердце в самый разгар напряженной творческой работы, когда он был в зените научной славы. 21 мая 1960 года Юрия Николаевича не стало. Он ушел из жизни, не успев до конца осуществить многие научные замыслы.

Глубоко проникая в существо мирного сотрудничества между учеными, Ю. Н. Рерих писал за несколько дней до своей безвременной кончины для выступления на XXV Международном конгрессе востоковедов в Москве: "Народы Азии, пришедшие к новой жизни, бережно хранят свое культурное наследие и черпают в нем вдохновение для новых свершений. Наша задача - всемерно помогать им в этом. Ведь такая помощь укрепляет дело мира и служит науке и мирному сотрудничеству между учеными всех стран"1.

1 (Ю. И. Рерих. Пусть востоковедение служит делу мира. - "Современный Восток", № 7. М., 1960, стр. 8.)

Признанием заслуг 10. Н. Рериха явилось торжественное открытие в августе 1960 года в присутствии участников упомянутого конгресса Научного кабинета имени Ю. Н. Рериха в Институте народов Азии Академии наук СССР, где теперь находится его уникальная научная библиотека.

В октябре 1962 года Институт народов Азии торжественно отметил научной сессией 60-летие со дня рождения Ю. Н. Рериха, а на доме, где он жил, была укреплена мемориальная доска. Научная сессия, посвященная памяти выдающегося ученого, получила большой международный отклик. "Я встречал доктора Рериха во время его пребывания в Индии, - писал в своем послании к сессии Джавахарлал Неру. - И на меня произвели огромное впечатление его знания и исключительные лингвистические способности, а также научная работа, которую он вел [...]. Чествование таких людей вполне справедливо, и в связи с тем, что доктор Рерих долго был тесно связан с Индией, я желал бы присоединиться к этому чествованию от лица моего народа"1.

1 (Цит. по журналу "Азия и Африка сегодня", № 12. М., 1962, с. 55)

Юрий Николаевич Рерих был поистине великим ученым-гуманистом, человеком большого пламенного сердца, которому было чуждо равнодушие к жизни и людям. Предельно скромный, простой в обращении и в высшей степени требовательный к себе, он был безгранично отзывчив к тем, в ком видел истинную жажду познания. Общение с ним не только обогащало научно, но и будило в каждом лучшие стороны его натуры. В сердцах тех, кто знал его лично, светлый облик ученого так же неизгладим, как неизгладим тот глубокий след, который оставил он в истории русского востоковедения и русской культуры второй половины XX столетия.

Рис. 63. Произведение С. Н. Рериха: Мой дом. Холст, темпера. 1962. Бангалор, собрание С. Н. Рериха
Рис. 63. Произведение С. Н. Рериха: Мой дом. Холст, темпера. 1962. Бангалор, собрание С. Н. Рериха

предыдущая главасодержаниеследующая глава

дезинфекция воды в бассейне какой метод выбрать





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://n-k-roerich.ru/ "N-K-Roerich.ru: Николай Константинович Рерих"