Заказ и аренда бортового манипулятора altair-lc.ru.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Святослав Николаевич Рерих (С. И. Тюляев)

Гуманистическую миссию семьи Рерихов, славной талантами в искусстве и науке, заслугами в великом деле защиты мира и сближения народов, продолжает теперь Святослав Николаевич Рерих - замечательный художник, общественный деятель, исследователь.

Его перу принадлежит много, большей частью еще не опубликованных работ по художественной культуре, его кисти - оригинальные по замыслу и композиции, выдающиеся по живописному мастерству произведения. Будучи прекрасно знаком с мировым искусством, Святослав Николаевич активно претворил в своей живописи многие лучшие достижения западноевропейского искусства. Живя долгие годы в Индии, он постиг дух культуры великого индийского народа, изучил его древнее и современное искусство. Он показал замечательное качество русского человека - умение с подлинной симпатией глубоко проникнуть в сокровенную суть душевных качеств другого народа и понять характер культуры такой своеобразной страны Востока, как Индия, с ее огромным историческим прошлым, великим художественным наследием и духовным богатством. Все это дает неисчерпаемый материал для тем и сюжетов его картин, в которых по-новому зазвучала выразительность линий и декоративная красочность.

Искусство Святослава Рериха не может быть отнесено только к русскому или западноевропейскому или индийскому истокам: оно гармонично объединяет их в себе. Вот почему на фоне современного мирового искусства Святослав Рерих является глубоко своеобразным и ярко индивидуальным художником.

* * *

Святослав Николаевич родился 23 октября 1904 года и вместе со старшим братом Юрием воспитывался в условиях чрезвычайно благоприятных для развития душевных качеств и творческих сил.

Все семья Рерихов с глубоким интересом изучала не только искусство различных стран, но и историю, философию, литературу. Многосторонние интересы объединяли семью в дружной увлекательной творческой работе, в непрестанном стремлении к познанию.

Первые уроки рисования были преподаны Святославу в одном из лучших учебных заведений Петрограда гимназии Мая, где он учился два года (1914 - 1916). Дома оба брата рисовали много и совершенно самостоятельно: писали с натуры пейзажи и портреты, копировали фламандских и нидерландских мастеров из коллекции Николая Константиновича. В этот период некоторое влияние на Святослава оказал художник Борис Григорьев, который неоднократно писал портреты Николая Константиновича, одобрявшего его работы. В двенадцать лет Святослав уже помогал отцу натягивать на подрамники холсты и готовить краски. Постепенно дети стали получать от отца отдельные художественные задания вспомогательного характера, в частности по театральным эскизам. Они могли наблюдать работу художников, исполнявших театральные эскизы Николая Константиновича.

В Финляндии, куда семья Рерихов переселилась в декабре 1916 года, оба брата продолжали активное обучение у частных профессоров общему гимназическому курсу.

В марте 1919 года Николай Константинович с семейством покинул Финляндию, а осенью того же года обосновался в Лондоне, где в Ковент Гардене осуществлялись в его оформлении постановки "Снегурочки" и "Князя Игоря". По заданию отца Святослав исполнял детали эскизов декораций и костюмов для этих опер.

В Лондоне интересы братьев определились: Юрий поступил на индоиранское отделение Школы востоковедения при Лондонском университете, а Святослав прошел специальный курс архитектуры, причем изучал и ее инженерную сторону.

В 1920 году Рерихи переехали из Англии в США и поселились в Нью-Йорке. Вскоре Юрий поступил в Гарвардский университет, Святослав - в Колумбийский на архитектурное отделение, для чего пришлось сдать за два года общий университетский курс. После обучения он смог поступить в архитектурную школу при Гарвардском университете. Это была отличная школа, имеющая архитектурно-художественный уклон. В ней преподавали и некоторые известные архитекторы из парижской Школы изящных искусств. Изучая архитектуру, Святослав Николаевич одновременно посещал Массачусетский технологический институт, где была возможность лепить с натуры на скульптурном отделении. Однако станковая скульптура влекла его не как архитектора, а как художника, и вскоре ему стало ясно, что главное для него не архитектура, но живопись.

Рис. 50. Ждущая. Холст, темпера. 1941. ГРМ
Рис. 50. Ждущая. Холст, темпера. 1941. ГРМ

В Бостоне Святослав Николаевич поставил свой балет модернистского типа на тему борьбы добра и зла. Его соавтором был Джеймс Хёлл - тоже студент Гарвардского университета, музыку написал студент Алек Штейнерт.

Будучи в Америке, Николай Константинович оформил ряд постановок русского цикла для чикагской оперы, и Святослав Николаевич помогал отцу создавать костюмы как для этого театра, так и для выступлений отдельных балерин США. В 1922 году эта деятельность была в самом разгаре.

Одновременно Святослав Николаевич писал довольно много портретов. Как правило, он работал быстро: графические портреты, лишь слегка расцвеченные красками, он исполнял в два-три сеанса, а иногда заканчивал портрет за пару часов! Но, естественно, портрет с антуражем и деталями требовал гораздо больше времени, как, например, замечательный портрет Елены Ивановны, находящийся в США.

В 1922 году на выставке зарубежного русского искусства в Нью-Йорке были представлены графические работы Святослава Николаевича - своеобразные иллюстрации со сказочными персонажами, исполненные черной тушью на бумаге.

В ноябре 1923 года вся семья Рерихов отбыла в Индию - в Бомбей. Оттуда было совершено большое, хотя и кратковременное путешествие по стране.

В сентябре 1924 года Святослав Николаевич вернулся из Индии в США и привез много своих работ. В 1925 году он создал большие декоративные полотна на восточные сюжеты. На выставке в Филадельфии эти работы Святослава Николаевича получили первую премию. Художественные критики отмечали, что талант Святослава Рериха расцвел как-то сразу, это было видно уже в 1925 году.

В США Святослав Николаевич вел активную работу в качестве директора "Международного центра искусств" и вице-президента Музея имени Рериха и одновременно много писал. Занятый кипучей деятельностью в организациях, основанных отцом, Святослав Николаевич оставался в США до 1928 года, после чего присоединился в Дарджилинге к семье, возвратившейся из Тибета. С 1930-х годов Святослав Николаевич все больше занимается живописью и все теснее связывает свою деятельность с Индией, где находился и Николай Константинович. Они устраивали тогда много выставок своих картин.

Святослав Николаевич отмечает, что у него не было непосредственного желания что-нибудь заимствовать от отца, но он привык мыслить в искусстве в русле художественных убеждений Николая Константиновича, органически восприняв их.

Он так же, как отец пристально изучал натуру, стремился выявить в конкретных явлениях их глубокий смысл и выразить его в обобщенных образах. Он также придавал большое значение цвету.

Вместе с тем Святослав Рерих - оригинальный художник, проявивший себя в ряде жанров живописи, не свойственных его отцу, причем характер его искусства и манера письма в целом своеобразны. Он изучал манеру письма некоторых особенно интересовавших его мастеров кисти, но не подражая никому.

Круг его любимых мастеров искусства широк и разнообразен. В 1920-х годах Святослав Николаевич особенно высоко ценил итальянцев: Леонардо да Винчи, Рафаэля, Микеланджело. Теперь, как говорит сам художник, он стал еще больше чувствовать и ценить искусство Италии времени перехода от XIV к XV веку. Он высоко ценил Эль Греко. Его очень интересовали также Веласкес, Франс Хальс, Рембрандт и Вермеер. Вместе с тем он любит Поля Гогена, Чюрлениса, монументалиста Риверу, признает большой талант Пикассо и Матисса, хотя не во всем согласен с некоторыми аспектами их искусства. Он лично знал испанского художника баска Зулоагу, интересовался его композиционными и цветовыми решениями, считая его большим и напрасно забытым художником. Одним из самых блестящих портретистов XX века он считает Сарджента, американца по рождению, жившего в Англии и Париже. По воспоминаниям Святослава Николаевича, Сарджент говорил, что портрет без живописного искусства в широком смысле - ничто: "Станьте художником, а потом портретистом, иначе будете ничем!" Святослав Николаевич высоко ценит многих советских художников-живописцев, особенно Корина, Сарьяна, Чуйкова, из скульпторов - Коненкова. Однако Святослав Николаевич не признает прямого влияния на него каких-либо художников.

Окончательно поселившись в Индии, Святослав Николаевич изучает ее глубоко и всесторонне, постоянно путешествуя по стране, открывая для себя повсюду все новые и новые замечательные по красоте местности, памятники архитектуры и изобразительного искусства, встречаясь с удивительными людьми.

Он рассказывает обо всем этом весьма выразительно: "Мы приехали в страну, которая нас не только интересовала, но к посещению которой мы готовились в течение многих лет. Не только искусство Индии, не только ее философия, культура, география, а все нас интересовало. И поэтому я путешествую все время. И все же бесконечно количество мест, которых я не видел. Каждое из них насыщено своей историей, искусство в нем своеобразно. И могу сказать, что этот процесс изучения художественного наследия Индии бесконечен... Но есть нечто одно, общее, связующее все искусство Индии воедино, выявляющее собой его единый облик - это единство мышления... В работе сменявшихся поколений мастеров была полная последовательность и никаких случайностей, полная преемственность мысли на протяжении столетий".

"Мой подход к Индии был не только через искусство, но также через жизнь, через мысль Индии, представляющихся совершенно исключительным феноменом. Она выкристаллизовалась на протяжении столетий, тысячелетий. Там есть замечательные философские системы, и это я считаю настоящим ключом к жизни Индии".

"Все это говорит о древней культуре, которая проникает все искусство. Эта культура исключительно высокого уровня, это то, что делает Индию такой великой страной".

"И все, что я видел, все эти яркие краски, они существуют. Очень часто меня спрашивают, могут ли быть такие сочетания, комбинации красок? Да, не только такие, но и гораздо ярче! Критик А. А. Сидоров1 по окончании беседы сказал, что все эти краски и оттенки он сам видел в период его пребывания в Индии. Я это очень оценил, так как я старался отразить, что видел"2.

1 (Сидоров Алексей Алексеевич, член-корреспондент Академии наук СССР, доктор искусствоведения, профессор.)

2 (Здесь и далее высказывания С. Н. Рериха цитируются по записям его выступлений в Москве и Ленинграде в 1960 г. Мемориальная квартира Ю. Н. Рериха в Москве.)

Действительно, в Индии, и особенно в Гималаях, не только горы, снежные вершины и ледники, но сама красочная игра атмосферных явлений изумительна богатством и великолепием сочетаний тонов. К тому же облака в Индии как-то необыкновенно тягучи и потому могут принимать четко пластические формы, нередко напоминающие фантастические фигуры людей и животных. Это их свойство, как известно, широко использовал Николаи Константинович, создавая свои символические образы. Географы отмечают, что в его пейзажах структура гор передана абсолютно верно.

Рис. 51. Ангел последний. Холст, темпера. 1942. Бангалор, собрание С. Н. Рериха
Рис. 51. Ангел последний. Холст, темпера. 1942. Бангалор, собрание С. Н. Рериха

Последнее всецело относится и к живописи Святослава Николаевича, но у него все оттенки неба, облаков и самих гор нежнее, тоньше. Примером служит чудесный пейзаж "Тайный час" (темпера, 1955, собственность автора). Это Канченджунга с востока и первый луч, осветивший на рассвете эту гору. В долинах еще темнота, ночь, плывут облака, и вдруг зажигается вершина. Этот захватывающий момент пробуждения природы передан так, что чувствуется движение атмосферы, нарастание света - через несколько мгновений сокровенный "тайный час" исчезнет! Цветовые контрасты здесь тоже сильные. Но акцент сделан не на контрасте локальных цветов, а на атмосферной среде, смягчающей контуры, затуманивающей дали, игре света, придающей очаровательную живость пейзажу.

Также типичен для кисти художника пейзаж "Гирнар" (темпера, 1944, собственность автора). На западе Индии, в Катхиаваре, климат сухой, горы ниже. Вблизи их структура выделяется четко и передана художником детально. На переднем плане - скала розовато-песочных оттенков. Она кажется пустынной, но ее вершина неожиданно оживлена белоснежным храмом, точно чудом вознесенным к небу! Вдали местность слегка розоватых оттенков, при закате солнца она исчезает в воздушной перспективе, уходя в беспредельность. С тонкими оттенками красок контрастируют темно-синие тени долин и впадин.

С пленяющей легкостью написан пейзажный фон в картине "Когда собираются йоги" (темпера, 1939, Гос. Эрмитаж, Ленинград). Громады синеющих гор не подавляют своим величием. Золотистое небо, тонкие гряды полупрозрачных тучек создают впечатление тишины и мира, которое объединяет этот пейзаж и живописную группу странствующих отшельников, расположившихся на отдых.

Восхитителен пейзаж "Весна в Кулу": осыпаны розовыми цветами древесные кроны, свежая зелень луга четко граничит с холодной синевой дальнего плана. Кажется, что чистый горный воздух напоен ароматом цветения.

Первым живописным увлечением Святослава Николаевича были портреты. Он написал их множество: "Когда я пишу портрет, меня главным образом интересует характер человека и я стараюсь писать портреты с тех людей, которых я знаю. Иногда прочесть характер человека довольно просто, но все же лучше его узнать, изучить".

Портреты родителей - одни из лучших. Превосходен портрет отца (1936, Люксембургский музей, Париж). За рабочим столом - человек твердой, непреклонной воли с лицом ученого, мудреца. Складки портьеры служат прекрасным фоном, за ними - дальний вид Гималаев. Портрет, по словам автора, был особенно труден ввиду сложности освещения: "Свет ламп, свечей - с одной стороны и с другой - голубоватый мягкий свет вечерних сумерек Гималаев".

Замечателен и поясной портрет Елены Ивановны Рерих (Нью-Йорк). Необыкновенно живо написаны ее лучистые красивые глаза, в них светятся доброта, высокий интеллект, духовная чистота. Прямая тонкая линия губ выражает недюжинную волю. Удивительно выразителен и изящен жест руки, которой Елена Ивановна опирается на кресло. Невольно вспоминается индийское искусство игры пальцев - "мудра", родившееся в индийском танце и глубоко укоренившееся в скульптуре и живописи. "Мудра", по выражению Джона Рескина, - это "жест души", эстетический эквивалент моральной красоты. Фон - художественный рисунок ткани, бронзовая статуэтка божества любви Кришны, играющего на флейте, - написан свободно и легко. Он не навязчив и вместе с тем глубоко продуман. В портрете воплощена возвышенная духовная жизнь Елены Ивановны.

Декоративная красочность и проникновенность выражения отличают портрет жены художника, госпожи Девики Рани Рерих (темпера, 1951, собственность автора). В красоте ее облика сквозят душа артистки, изящество чувств и мыслей, благородство и очаровательная женственность. Она держит крупные желтые цветы. В слегка склоненном лице - задумчивая мечтательность. Это настроение подчеркивает жест ее тонких пальцев, легко и нежно касающихся цветов. Пластичны складки накинутой сверху шали, интенсивного, но спокойного коралло-красного цвета. Над головой динамично изогнулась цветущая ветвь кораллового дерева. Желтые цветы, эффектно выделяясь на глубоком сине-белом фоне, искусно завершают красочную гамму портрета. Создан живой ритм цвета и движения. Весь портрет, включая красочный, активно действующий фон, полон лирической поэтичности.

Святослав Николаевич всегда интересовался жизнью окружающих его простых людей, трудящихся на поле и па море, кормящихся от природы, зависящих от ее стихий. У него есть замечательный цикл - "Мои соседи", который он продолжает бесконечно. Но это не просто бытовые сценки: в конкретности жизненных ситуаций выражается философская концепция бытия.

Рис. 52. Святогор. Холст, темпера. 1942. Бангалор, собрание С. Н. Рериха
Рис. 52. Святогор. Холст, темпера. 1942. Бангалор, собрание С. Н. Рериха

Вот что пишет художник о картине "Вечная жизнь" (темпера, 1954): "Это исконная жизнь тех мест Индии, где мы живем. Я выбрал женщину с ребенком, типичную для юга страны. В отдалении молодая девушка несет плоды, а позади проходит процессия людей - вы видите как бы цикл вечно обновляющейся жизни. И люди и природа типичны для тех мест. Земля там красная, насыщенные краски закатов отражаются на земле, загораются особым тоном, бледно-изумрудная зелень светится, как бирюза, позади - черно-лиловые валуны".

В этой картине особенно выразительна фигура женщины, сидящей справа на переднем плане, она созерцательно смотрит вперед, поверх движущихся людей. Напротив нее ребенок сосредоточенно рассматривает цветок в своей ручонке. Оба как бы олицетворяют мир и спокойствие вечного великого бытия. И в то же время композиция картины полна движения: женщина и ребенок, сидя друг против друга, образуют статичную группу, девушка направляется в их сторону, а толпа - в противоположную. Так, неизменное бытие и движение слиты в гармоничное целое.

В прелестной сценке "Наперегонки" (темпера, 1958, собственность автора) изображена бегущая девушка, за которой спешит черная свинка. Оборачиваясь, девушка подхватила конец желтой ткани, оставляющей открытыми ее плечи и ноги. Восхитительна глубокая человечность этой наивной сценки, воплощенная в ней радость жизни. В смело обобщенном пейзажном фоне красно-кирпичная и розовая земля дана широкими массивами, как и желто-оранжевые и сине-зеленые купы деревьев. Картина особенно близка по духу индийским традициям: человек и природа, единение всего живого!

Среди целой серии картин, посвященных сценам труда, едва ли возможно выбрать наиболее выдающуюся, каждая из них впечатляюща по-своему. И всюду в конкретности фактов ощущаются идеи общечеловеческого значения. Таковы "Дочери моря" (темпера, 1947). "Это рыбачки. Они сами выходят в море, ловят рыбу, сушат ее, носят по базарам - очень независимые, энергичные сильные женщины", - говорит художник. Три из них образуют тесно слитную группу, красиво объединенную энергичным ритмом поз: одна поднимает с земли поднос с рыбой, другая полулежит па песке, третья стоит, сильно выпрямившись в статной позе. Четвертая рыбачка с напряжением несет тяжелый широкий поднос, полный морской добычи. Ее фигура создает необходимое зрительное равновесие с группой ее товарок. Природный фон дан в сильно обобщенной трактовке, в контрасте с полуобнаженными бронзовыми фигурами "дочерей моря". В картине ощущаются вечность и ценность труда.

Видное место в искусстве Святослава Рериха занимает индийский эпос, в частности интересное изображение им легенд о боге Кришне. В подобных картинах художника прошлое сливается с настоящим. Это не удивительно: ведь предания и легенды древнего эпоса доныне распространены в народе, события из жизни Кришны реальны в его сознании, что связано с особенностями быта, который в сельской Индии мало изменился.

В картине "Священная флейта" (темпера, 1955, собственность автора) сидящий на земле мальчик с упоением играет на флейте. Поблизости пасутся зебу. Остановившись, они как бы прислушиваются к пению флейты. Цвет их шерсти, отливающий синевой или рыжий, выделяется на фоне коричневато-красной почвы. Несмотря на то что животные написаны в отдалении, можно распознать столь характерные для зебу огромные, ласковые и доверчивые глаза! Подальше - одинокое манговое дерево с пышной кроной и четкие синие силуэты гор на фоне золотистого неба - пейзаж Южной Индии. Эффектное сочетание красок передает реальную игру света. Распознать Кришну в юном пастухе можно лишь по синевато-лиловому оттенку кожи, так как в традиционном искусстве Индии Кришна всегда изображался синим. Но эта условность цвета не подчеркнута, а только намечена с большим тактом, приближая впечатление к реальности, поскольку на юге у населения более темная кожа, чем на севере страны. В картине нет ничего фантастического, она лишь намекает на легенду.

Видное место в творчестве Святослава Николаевича занимают картины библейского и аллегорического содержания.

Вторая большая выставка произведений С. Н. Рериха (189 картин) была привезена им из Индии в ноябре 1974 года и в связи с 70-летием художника экспонировалась в Третьяковской галерее и Эрмитаже, в музеях Улан-Удэ и Новосибирска и других городах. Выставка отмечала более чем сорокалетний творческий путь художника, причем более ста ее картин было написано после 1960 года, а из этого числа половина - в последние пять лет, что говорит о непрекращающейся интенсивной творческой деятельности Святослава Николаевича.

Рис. 53. Александр Невский. Холст, темпера. 1942. Бангалор, собрание С. Н. Рериха
Рис. 53. Александр Невский. Холст, темпера. 1942. Бангалор, собрание С. Н. Рериха

Особый интерес представили на выставке портреты. В портрете "Карма Дордже" (1974) кремового оттенка одеяние тонко и приятно гармонирует с голубовато-белым фоном гор, а в портрете "Пандит Мору Рам" (1973) создан эффектный контраст малиновой одежды и синеватого горного пейзажа. Импозантные фигуры этих представителей индуизма и ламаизма превосходно обрисованы не только внешне: их внутренний мир выявлен настолько выразительно, что невольно чувствуется их некое духовное родство.

Портретом-пейзажем может быть названа картина "Моя страна прекрасна" (1974). Это изображение молодой женщины из штата Карнатака. Она написана портретно, окружена прекрасной природой и мыслится только в слиянии с нею.

Пейзаж в полном смысле слова - картина "Дамодар Кунд" (1944). Позади водоема, расположенного в уединенном живописном ущелье, возвышаются пики гор. Храмы на краю ущелья гармонируют с мирным спокойствием этого своеобразного уголка природы. Чувствуется, как прохладен и прозрачен воздух над коричневато-изумрудной гладью воды. Целый ряд превосходных пейзажей Святослава Николаевича был посвящен Гималаям.

Широко были представлены на выставке бытовые сцены из жизни народа Индии. В картине "Эти краски никогда не должны поблекнуть" (цикл "Мои соседи", 1964) показана работа красильщиц тканей на юге Кералы. Здесь поражает светоносная сила красок. Фигуры трех женщин на фоне ярких тканей на берегу моря создают динамический ритм, чему вторят изгибы узкой полосы материи. Именно о таких сценах мирного труда на лоне природы, типичных для Индии, Манохар Кауль сказал: "На его картинах мы видим смелые, прекрасно построенные композиции, ясную цветовую гармонию, могучую и простую красоту линии, неповторимое чувство целого; эта живопись, выражающая сокровенные мысли и миролюбивые устремления художника, принадлежит высокому искусству"1.

1 (Цит. по изд.: Святослав Николаевич Рерих. Выставка работ к семидесятилетию со дня рождения. Каталог. М., 1974, с. 9.)

Святослав Николаевич придает большое значение технике живописи: она освобождает от долгих ненужных поисков, но отнюдь не является самоцелью. В неустанной практике у Святослава Рериха постоянно возникают новые технические проблемы, открываются новые горизонты и решения. Вместе с тем это движение идет по определенному руслу, и основы стиля не меняются.

В климатических условиях Индии Святослав Николаевич предпочитает работать темперой. На протяжении веков и в настенных росписях и в миниатюрной живописи индийские художники всегда применяли яичные краски. Но ввиду различия в климате местные художники варьировали методы работы темперой, сохраняя свои секреты сложных рецептов. В течение столетий их краски оставались яркими и прочными.

Что касается масляной живописи, Святослав Николаевич говорит: "Я по возможности краски приготовляю сам. Конечно, в моей живописи маслом я часто пользуюсь французскими или английскими красками, добавляя свои. Часто для своих пигментов пользуюсь именно французскими красками. Может быть, я к ним привык, они мне как-то ближе, ими также работал и Николай Константинович. Но приготовляю и замешиваю краски сам. Считаю, что гораздо лучше писать свежими красками".

На вопрос о том, как художник достигает впечатления, что его краски как бы излучают свет, Святослав Николаевич поясняет: "Если вы создадите правильный контраст и правильно наложите тени, то получится правильное звучание тона - он начинает светиться. Гоген говорил, что свет нельзя изобразить, но можно пытаться его передать, то есть можно создать иллюзию света".

"Я работаю над многими картинами сразу - рассказывает Святослав Николаевич,- чтобы не утомились глаза от цвета и композиции. Я пишу также много композиционных этюдов, так как я заинтересован проблемами композиции как таковой. Портреты пишу с натуры: только тогда можно достичь более верного отображения".

Святослав Николаевич говорит об истоках своего творчества: "Можно ли сказать, что мне помогает русский реализм? Да, мои истоки здесь, в России, я был полон русского искусства. Затем я изучал искусство почти всех стран, и нет такой страны, которая бы так или иначе мне что-то не дала". И далее: "В своем подходе к живописи я вполне разделяю точку зрения Николая Константиновича. В картине прежде всего нужно передать общий синтез, не только синтез того, что вы видите, но и того, что вы ощущаете, то, что вы восприняли с самого начала. И вот это первое впечатление является самым важным для художника. Николай Константинович считал его самым важным".

Передача в искусстве общего синтеза объективной реальности считалась и в Индии первейшей задачей художника. В древних трактатах говорится, что если надо создать фигуру, например какого-нибудь животного, то художник, держа в памяти оригинал, должен воплотить в его образе идеальные признаки данного вида животного на основе художественного обобщения его форм. А то, что Святослав Николаевич считает самым важным в портрете, разве не созвучно древнему правилу: художник должен выразить "ручи" - внутреннюю сущность изображаемого! Подлинное искусство создается воплощением в нем этих принципов.

Николай Константинович Рерих говорил об искусстве сына: "Если сравнить его достижения за последние годы, то можно видеть, как неустанно совершенствуется та же основная песнь красок. Форма и раньше была четкой и выразительной. Краски были сильны, но сейчас с каждым годом вы изумляетесь прозрачности и возвышенности этих красочных сочетаний.

В картинах Святослава замечаем именно гармоническую напряженность всех частей картины. Великое качество произведений, если в него не вкралось безразличие... Так же точно в искусстве, в творчестве мастера будет жить решительно все. В этой взаимной вибрации заключена мощь великих произведений искусства"1.

1 (Н. К. Рерих. Из литературного наследия. М., 1974, с. 396 - 397)

В беседах с посетителями выставки своих картин в Советском Союзе в 1960 году Святослав Николаевич высказал ряд интересных мыслей об искусстве. Приводим некоторые из них: "Искусство является тем, что особенно сближает людей, служит дружбе и миру".

Рис. 54. Гэсэр-хан. Холст, темпера. 1941. Москва, мемориальная квартира Ю. Н. Рериха
Рис. 54. Гэсэр-хан. Холст, темпера. 1941. Москва, мемориальная квартира Ю. Н. Рериха

"Именно это внутреннее горение и желание создать что-то более прекрасное возвышает человека над повседневностью, ничто так не воодушевляет его, как стремление к прекрасному в жизни. Я искал это в искусстве и в моей жизни, потому что в конце концов и жизнь и наше творческое выражение - это одно, и вы не можете их разделить. И вот это стремление дает наибольшую радость, счастье, полноту жизни..."

"Ключ к моим картинам, к моему творчеству - в моем отношении к жизни. Меня интересовала не только жизнь людей, но жизнь всей природы. Я всегда уже с детства увлекался природой, увлекался всем, что природа нам дает. И теперь ничто не доставляет мне столько удовольствия и радости, как погружаться в природу и читать эту книгу мудрости. И эта радость, которую я ощущаю именно в контакте с природой, и есть ключ к моему творчеству".

"Красота - это реальность, и, открывая эту красоту, мы несем ее другим и тем самым служим человечеству".

Говоря о Святославе Николаевиче как о художнике, многие сравнивают его с отцом, но при этом не следует забывать и об оригинальности искусства сына. Искусствовед-индолог Герман Гётц пишет: "Живопись Святослава очень отличается (от искусства отца. - С. Т.), несмотря на некоторое чисто внешнее сходство. В ней та же монументальность замысла, та же ритмичная линия, тот же интенсивный цвет и восточная тематика. Но Святослав не мечтатель о прошлом, русском или центрально-азиатском. Он острый критический наблюдатель нашего времени"; "Мир Святослава это современность - пейзаж и народ Индии"1. Здесь неверно лишь то, что Восток Николая Рериха, как и Русь, якобы весь в прошлом: люди Гималаев, Тибета и Монголии у него современные, а их предания и легенды живут доныне. А если термин "мечтатель" тоже отнесен к отцу, то и это не совсем подходит к нему, поскольку он прежде всего был человеком действия. Но духовная общность у них глубочайшая: кисть обоих несет людям красоту, идеи мира и гуманизма.

1 (Hermann Goetz. Between Yesterday and Tomorrow. - "Svetoslav Roerich". Bangalore - 4, Judge Press, p. 5 - 6.)

Джавахарлал Неру писал по случаю открытия выставки Святослава Николаевича в Дели в 1960 году: "Совершенно очевидно мы имеем на этой выставке нечто весьма замечательное и не только прекрасное, но непреходящее, что окажет могущественное воздействие на умы тех, кто ее смотрит. Во всяком случае, это то впечатление, которое остается у меня, и я уверен, что большинство людей испытает то же чувство".

Индийские авторы единодушны в высокой оценке этой выставки, отмечая в искусстве художника те или иные аспекты и художественные качества. Художественный критик Х. Л. Прашер в газете "Тайме оф Индия" противопоставлял живопись Святослава Рериха "нефигуративному" искусству, волна которого тогда захлестнула Индию: "Во времена, когда мы мечемся в волнах бурного моря абстракции и экспериментальной живописи и когда практически не существует якоря спасения, он возвышается над ареной современного искусства, как маяк, несущий далеко и широко свет вечных критериев ценности искусства, его дисциплины и классической сдержанности... Вся его деятельность и творчество идут от внутреннего источника мира и глубины, которые он частично унаследовал от своего знаменитого отца Николая Рериха и которые он развил главным образом дисциплиной мысли".

Рис. 55. Приказ учителя. Холст, темпера. 1947. Бангалор, собрание С. Н. Рериха
Рис. 55. Приказ учителя. Холст, темпера. 1947. Бангалор, собрание С. Н. Рериха

Некоторые авторы особое внимание обращают на то, что в творчестве С. Н. Рериха выражается общее в духовной культуре России и Индии. Именно в таком смысле высказался Кришна Мепон: "Картины Рериха убедительно показывают, что искусство возвышается надо всеми национальными и политическими границами. В искусстве С. Рериха встречаются два мира: мир Индии и мир России. Это не удивительно, потому что он сам принадлежит обоим этим мирам [...]. По происхождению он русский, по окружающей среде он индиец [...]. В его живописи наследственность и окружение, вдохновляющие идеи России и Индии, прекрасно и гармонично слились. Это подтверждает мое убеждение, которое я давно лелеял, что имеется много общего у духовных достижений Индии и России"1.

1 (Кришна Менон. Речь на открытии выставки произведений С. Н. Рериха в Москве в Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина 11 мая 1960 года.)

Характерную для русского человека способность понять культуру другого народа и правдиво ее отобразить отмечала народный художник СССР Е. А. Белашова в своей речи на открытии выставки С. Н. Рериха в Москве в мае 1960 года:

"Мы горды, зная, что Святослав Рерих с характерной для русской души глубиной мог так мудро понять жизнь народа этой великой страны и отразить в своем искусстве его духовные качества, его культуру и неповторимую природу Индии, создавая живописные произведения, полные жизни, поэтичные и лирические. В них тонко раскрыта красота народа Индии и величие его натуры. Реальность, показанная с могущественной силой в художественных образах, всегда будет волновать душу народа".

Побывав на Родине в 1960 году, художник обрел новый духовный стимул: "Поездка в Советский Союз была поворотным пунктом в нашей жизни. Провести дни и недели в музеях Москвы и Ленинграда значило укрепить мою веру в то, что народ обладает неограниченной способностью воспринимать искусство. И мы вернулись в Индию, укрепленные в своей решимости приблизить искусство к миллионам и миллионам людей этой страны... В Советском Союзе я нашел новую реальность, и это выражается сейчас в моих новых работах"1.

1 ("Московский художник", 1967, 4 августа.)

Картины Святослава Николаевича Рериха находятся в его студии (в Татгунни, под Бангалором) и во многих частных собраниях и музеях мира. В Советском Союзе они хранятся в Третьяковской галерее, Эрмитаже, в Государственном художественном музее Латвийской ССР, в Новосибирской картинной галерее, в мемориальной квартире Юрия Николаевича Рериха в Москве (всего около 50 произведений).

В Индии деятельность Святослава Николаевича Рериха получила широкое признание. Правительство наградило его высоким гражданским орденом Падма Бхушан. Написанный им превосходный посмертный портрет Джавахарлала Неру помещен в зале заседаний парламента, в галерее выдающихся национальных деятелей Индии, боровшихся за ее независимость и строивших новую страну.

Рис. 56. Брамапутра. Картон, темпера. 1946. Бангалор, собрание С. Н. Рериха
Рис. 56. Брамапутра. Картон, темпера. 1946. Бангалор, собрание С. Н. Рериха

Художник постоянно ведет научно-исследовательскую, просветительную и организационную работу в области индийской художественной культуры. Он много сделал для укрепления дружественных связей между Индией и Советским Союзом.

Так вырисовывается облик Святослава Николаевича Рериха, выдающегося и своеобразного художника, продолжателя культурной и гуманистической миссии своего отца.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://n-k-roerich.ru/ "N-K-Roerich.ru: Николай Константинович Рерих"