предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Богатырский фриз" (В. П. Князева)

Во время своих многочисленных странствий Николай Константинович Рерих постоянно изучал жизнь и культуру других народов. Но куда бы ни забросила его судьба - в Финляндию или Монголию, Англию или Китай, Соединенные Штаты или Индию, - он всюду возвращался к излюбленной своей теме - теме богатырства русского народа.

Героические образы русской истории захватили воображение Рериха уже с детства. На склоне лет, ведя дневник, художник вспоминал: "В нашей изварской библиотеке была серия стареньких книжечек о том, как стала быть Земля Русская. От самых ранних лет, от начала грамоты, полюбились эти рассказы. В них были затронуты интересные, трогательные темы. Про Святослава, про изгоя Ростислава... Было и про Ледовое побоище, и про Ольгу с древлянами, и про Ярослава, и про Бориса и Глеба, про Святополка Окаянного... Повести были собраны занимательно, но с верным изложением исторической правды. На обложке был русский богатырь, топором отбивающийся от целого кольца врагов. Все это запомнилось, и хотелось сказать, смотря на эту картину: "Не замай"1.

1 (Н. Рерих. Листы дневника. - "Октябрь", 1958, № 10, с. 227.)

В юные годы, путешествуя по родной земле, Николай Константинович поэтическим взором художника в самой жизни видел истинных богатырей. На Ильмень-озере он встречает рыбаков, которые поражают его своей силой и выносливостью, и он восторженно пишет о них как о диковинном народе. Тут же, среди ильменских рыбаков, он видит и "сущую Марфу Посадницу"1. В воображении художника воскресают и другие картины прошлого: ладьи варяжские, вольные струги Садко и новгородской рати. Образы богатырей, рожденные воображением, вдохновленные увиденным на родной земле и дополненные различным историческим материалом, воплощаются художником в картинах, очерках, стихах.

1 (Н. К. Рерих. Собрание сочинений, кн. 1. М., 1914, с. 205.)

В студенческие годы Рерих задумывает живописную серию "Как перевелись богатыри на Руси". Он пишет картины "Утро богатырства Киевского" и "Вечер богатырства Киевского", помышляет создать полотна "Илья Муромец" и "Садко". Позже в его искусство входят образы Вольги, Микулы Селяниновича и других героев народного эпоса.

Оказавшись вдали от России, Рерих в самые трудные годы раздумий о судьбах мира и Родины не раз вновь и вновь возвращается к дорогой ему теме, и с особенным волнением - в годы второй мировой войны. Неоднократно пишет он о талантливости русского народа, о том, что ему суждено великое будущее, что он является оплотом мира и прогресса всего человечества. В обращении "Друзьям-художникам" читаем: "Знатоки говорят, что русский народ есть наследник чудесного будущего. Пишут теперь, что мир всего мира зависит от русской мощи, от русского решения. Европейские журналы пестрят изображениями жизни народов Союза..."1 А когда война обрушилась на поля России, появились глубоко патриотические заметки в дневнике: "Оборона Родины", "В грозе и молнии". В эти же годы художник создает и ряд замечательных полотен, запечатлевающих образы русских богатырей: "Микула Селянинович", "Святогор", "Богатыри проснулись", "Единоборство Мстислава с Редедею", "Настасья Микулична" и другие.

1 (Н. Рерих. Друзьям-художникам. - В сб.: "Мысль". Рига, 1939, с. 81.)

Постоянный интерес Рериха к героическим образам был закономерным. Как историк он неоднократно обращался к прошлому и в нем искал ответ на вопросы о движущих силах истории, о настоящем и будущем России. "Человеку, не умеющему понимать прошлое, нельзя мыслить о будущем"1, - любил повторять художник. Особую ценность в прошлом представляли для него история народа и его культура. В искусстве народном, в фольклоре он видел духовные богатства России, выражение мудрости народного мышления. И эта сокрытая сила являлась для художника основой исторического прогресса.

1 (Н. К. Рерих. Собрание сочинений, кн. 1, с. 132.)

В огромном наследии Рериха среди работ на темы героического эпоса наибольший интерес представляет так называемый "Богатырский фриз". Он был создан еще в 1910 году в Петербурге для столовой в доме Ф. Г. Бажанова (ул. Марата, 72). Этот фриз состоял из 7 больших панно. Высота панно - 2,03 м. Общая длина больших панно - 25, 75 м. Кроме того, над окном и на оконных наличниках было размещено еще 12 декоративных полотен значительно меньшего размера.

Фриз начинали два панно, расположенные по сторонам от дверного проема, - "Баян" и "Витязь". Баян с гуслями поет о подвигах русских богатырей. Его слушает молодой витязь. Оба панно как бы предваряли собою образный мир всей серии в целом, служили своеобразным прологом к ней.

По левую руку от дверного проема находились большие полотна - "Вольга" и "Микула".

Микула изображен могучим пахарем. Он - как бы неотъемлемая часть земли и властно проводит по ней богатырские борозды. "Великий пахарь выоривает (вспахивает) красоту всенародную"1, - писал художник о Микуле Селяниновиче. Движение в этой композиции направлено по диагонали из глубины к зрителю, фигура Микулы занимает ее центр, ритмы плавные, мягкие.

1 (Н. Рерих. Листы дневника. - "Октябрь", 1958, № 10, с. 226.)

По-другому строится композиция "Вольга". Дружина княжича изображена в движении, направленном слева направо по горизонтальной линии. Художник не акцентирует внимания на каком-то одном образе. Пересекающиеся линии копий, беспокойные силуэты всадников создают сложный ритм.

Оба панно задуманы как парные, тематически связанные между собою, что подчеркивает контрастность в их образном решении. В Государственной Третьяковской галерее хранится набросок композиции этих панно. Обе сцены расположены на одном листе и отделены друг от друга только чертой. В интерьере панно разделены камином.

На противопоставлении, на контрастном подчеркивании образов строятся также два других произведения - "Илья Муромец" и "Соловей-разбойник". Илья Муромец, как и в былине, олицетворяет защитника земли русской. Подобно Микуле Селяниновичу, он неразрывно связан с землей. За его фигурой простираются синие озера и реки, холмы и белокаменные города. Соловей-разбойник показан совершенно иначе: он забился в избушку на курьих ножках, которая словно подчеркивает его обреченность.

Эти панно в интерьере располагались по сторонам от большого оконного проема. Кроме того, над окном помещалось длинное узкое панно "Городище" с романтизированным, типично рериховским пейзажем древней русской земли, которое композиционно и по смыслу связывало их.

Самое большое панно - "Садко". Его длина - 7 метров. Садко не богатырь. Он не совершал воинских подвигов. В былинах повествуется о нем как о певце, гусляре, пленившем царя морского, а также как о богатом купце новгородском. Отсюда - двойственный характер былины - фантастический и совершенно реалистический. Если предшественников Рериха обычно интересовала сказочная сторона былины, то сам он выбирает ее реалистический аспект. Весело плывут по синим водам Волхова ладьи Садко. Он отправляется со своей дружиной в далекий путь. На берегу раскинулся "Господин Великий Новгород" с крепостными стенами и башнями. На пристани слева дружно разгружаются торговые ладьи. Рерих рисует, по существу, идеальную картину жизни богатого торгового города, где нет распрей и где все трудятся на общее благо.

"Садко" отличается от других полотен не только по своему идейному содержанию, но и по колориту, праздничному, радостному. Во всех полотнах фриза доминируют пейзажные фоны, решенные в основном на сочетании синих, зеленых, коричневых цветов. Центральное панно построено на контрастных, декоративно-красочных сопоставлениях синего, красного, белого. Дополнительный декоративный элемент вносят нарядные одежды Садко и его дружины, роспись на кораблях.

Рерих в этой своей работе обратился к наиболее значительным памятникам русского эпоса. В трактовке образов он близок народным представлениям о богатырях, и в этом отношении он был в начале XX века, пожалуй, наиболее последовательным продолжателем традиций В. М. Васнецова. Это тем знаменательнее, что между произведениями Васнецова и Рериха в разработке богатырской тематики есть еще одно очень важное звено - произведения М. А. Врубеля, и прежде всего его большое живописное панно "Богатырь" (1898). Но если Васнецов и Рерих во многом следуют известным литературным сюжетам, то Врубель на основе общих представлений о русских богатырях сам творит сказочный образ.

Такой метод был не чужд и Рериху. Ко времени создания "Богатырского фриза" он был уже зрелым мастером монументально-декоративной живописи. Подобно Врубелю, для большинства своих композиций Рерих сам сочинял сюжеты, не лишенные подчас сложной символики, а иногда и мистики. Таковы "Сокровище ангелов", "Пещное действо", "Царица Небесная над рекой жизни" и другие. Однако над "Богатырским фризом" он работал по-иному.

В интересе Рериха к фольклорным сюжетам и в их трактовке проявилась не только преемственность традиций, но и программность некоторых других взглядов художника.

Призывая современников собирать и изучать произведения народного творчества, Рерих сам очень бережно относился к этому бесконечно ценному для него наследию и стремился как можно полнее перенести красоту творений прошлого на свои полотна. Вместе с тем, будучи живописцем начала XX века, Рерих, естественно, вносит много нового в свою работу по сравнению с мастерами предшествующего поколения. Для анализа можно сопоставить такие близкие на первый взгляд работы художников, как "Витязь на распутье" В. Васнецова и "Илья Муромец" Рериха.

Васнецов строит свое произведение по законам станковой картины второй половины XIX века. Это сказывается во всем: в естественных для глаза масштабных соотношениях между фигурой и пейзажем, в привычном для живописи передвижников перспективном сокращении, в светотеневой моделировке форм, в колорите, близком по своему цветовому звучанию природе.

В основе произведения Рериха также лежит работа с натуры. Но он использует при этом многие изобразительные приемы монументально-декоративной живописи начала XX века. Нова композиция в его панно. Поместив на первом плане фигуру богатыря и дав ее в естественном ракурсе, художник при изображении пейзажа использует точку зрения как бы с птичьего полета, и это дает ему возможность показать необозримые просторы родной земли, создать емкий, обобщающий образ родины. Колорит панно декоративен, на обобщении строится рисунок. В Третьяковской галерее хранится лист с наброском первоначальной композиции "Ильи Муромца", где четко прорисованы силуэты курганов и дальних городов. В картине все это еще более усилено.

Парные панно "Баян" и "Витязь" по своей тематике также могут вызвать в памяти одну из поздних картин В. Васнецова "Баян" (1910). Но и они, разумеется, исполнены в совершенно иной живописно-пластической системе. Полотна имеют четкое, кулисное расположение планов. В этом отношении они близки многим эскизам декораций, выполненных Рерихом для театра. Произведениям присущи некоторая фресковая условность цвета и плоскостность форм. Рерих не пользовался светотеневой моделировкой, достигая ощущения объемности другим путем.

Благодаря многослойности живописи достигнуто богатство различных оттенков цвета, усилилась его светоносность. Синий подмалевок записан не полностью. Во многих местах он образует своеобразный широкий контур вокруг изображенных предметов и воспринимается как глубокая тень. Светоносность палитры и синие контуры создают особое образное ощущение объемности. Отдельные детали в панно также исполнены с учетом особенностей монументальной живописи. Так, например, цветы и травы орнаментальны по рисунку и несколько условны по цвету. И все это подчинено единой цели - созданию монументально-декоративного образа. Подобные же приемы характерны и для других полотен. Весь фриз в целом по своему образному строю воспринимается как своеобразная богатырская симфония в живописи.

"Богатырский фриз", воскрешающий былинные образы, заключает в себе и ярко выраженную философскую концепцию художника. Полотна создавались в очень трудный для России период. Художник работал над ними с 1907 по 1910 год, то есть после разгрома первой русской революции, когда свирепствовала реакция и многие представители интеллигенции переживали период отчаяния и неверия в будущее. Рериху был свойствен исторический оптимизм. В "Богатырском фризе" в образах былинных богатырей он утверждал свои мысли о народе, славил его трудовой и ратный подвиг, силу, красоту, талантливость и тем самым смело прогнозировал его будущее.

Рерих многое сделал в свое время для развития монументально-декоративного искусства. Думая об эпохе грядущего Возрождения, об искусстве этого счастливого будущего, он представлял его всеобъемлющим, повсеместно входящим в жизнь, мечтал о развитии всех видов творчества, и особенно монументально-декоративного. В одной из статей он писал, что плафоны и стены общественных зданий должны "расцвечать" "не пауки и сырость", а "живопись лучших художников, вдохновляемых широким размахом задачи"1.

1 (Н. К. Рерих. Собрание сочинений, кн. 1, с. 63.)

Рерих не мог реализовать эти мечты в дореволюционной России. Его единственная осуществленная монументально-декоративная работа, не связанная с церковными росписями, - "Богатырский фриз". Но и он, выполненный для частного дома, был скрыт от народа.

В советское время дом Бажанова был отдан под общественные учреждения, и "Богатырский фриз" смогли увидеть наконец многие зрители.

В годы Великой Отечественной войны в условиях блокады панно были повреждены. Весь фриз покрылся толстым слоем копоти. Особенно пострадало панно "Вольга". Кроме сильного загрязнения, на нем оказался также утраченным правый нижний угол холста размером 52×36 см.

В 1964 году "Богатырский фриз" был передан в Государственный Русский музей. Большую работу по его восстановлению провел старший художник-реставратор К. В. Бернякович1. Он очистил холсты от поверхностного загрязнения, заделал прорывы и многочисленные проколы, укрепил участки осыпей красочного слоя и тонировал их. Полотна после реставрации впервые экспонировались в музее на юбилейной выставке художника осенью 1974 года. Сбереженные и сохраненные народом в тяжелые годы войны, они вошли в его жизнь, в то будущее, о котором страстно мечтал художник и которому посвятил все свое творчество.

1 (К. В. Бернякович составил тщательную документацию по реставрации произведений. Его сообщение об этой работе было заслушано в ГРМ на расширенном реставрационном совете.)

При взгляде на эти произведения невольно вспоминаются слова самого художника, обращенные к одному из корреспондентов: "Вы определяете мое искусство как героический реализм. Мне радостно такое определение. Подвиг, героизм всегда были зовущими. Истинный реализм, утверждающий сущность жизни, для творчества необходим... Сердце требует песнь о прекрасном. Сердце творит в труде, в искании высшего качества"1.

1 (Н. К. Рерих. Из литературного наследия. М., 1974, с. 265 - 266.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://n-k-roerich.ru/ "N-K-Roerich.ru: Николай Константинович Рерих"